Меню
16+

«Тихий Дон». Общественно-политическая газета Шолоховского района Ростовской области

02.10.2012 09:00 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 24 от 02.10.2012 г.

55 лет спустя…

Егоров Владимир Иванович
29 сентября – годовщина радиационной аварии на Производственном Объединении «Маяк»

«Кыштымская авария» — первая в СССР радиационная чрезвычайная ситуация техногенного характера, возникшая 29 сентября 1957 года на химкомбинате «Маяк», расположенном в закрытом городе «Челябинск-40».  С 1954 года этот город назывался Озёрск, но его название в советское время употреблялось только в секретной переписке, поэтому авария и получила название «кыштымской» по ближайшему к Озёрску городу Кыштым, который был обозначен на картах.

29 сентября 1957 года в 16 часов 22 минуты из-за выхода из строя системы охлаждения произошёл взрыв ёмкости объёмом 300 м3, где содержалось около 80 м³ высокорадиоактивных ядерных отходов. Взрывом, оцениваемым в десятки тонн в тротиловом эквиваленте, в атмосферу было выброшено около 20 млн кюри радиоактивных веществ. В течение 10-11 часов радиоактивные вещества выпали на протяжении 300-350 км в северо-восточном направлении от места взрыва (по направлению ветра). В зоне радиационного загрязнения оказалась территория нескольких предприятий комбината «Маяк», военный городок, пожарная часть, колония заключённых и часть территории трёх областей: Челябинской, Свердловской и Тюменской. Сам Челябинск-40 не пострадал. 90 % радиационных загрязнений выпали на территории ЗАТО (закрытого административно-территориального образования химкомбината «Маяк»), а остальные рассеялись дальше. Для ликвидации последствий аварии привлекались сотни тысяч военнослужащих и гражданских лиц, получивших значительные дозы облучения.

В Шолоховском районе живут 5 участников ликвидации последствий этой аварии: Иван Николаевич Галицин и Георгий Антонович Коньшин (ст. Вёшенская), Александр Тимофеевич Дергачёв (х. Кривской), Анатолий Иванович Козлов и Владимир Иванович Егоров (ст. Базковская).

Как это блыо…

Владимир Иванович Егоров ветеран труда, чернобылец, отличник Советской Армии:

– В октябре 1957 года я пошёл в армию, как раз когда случилась эта страшная авария, но об этом тогда никто не знал, да и сейчас мало кто знает. Сначала из Батайска меня поездом отправили в Баку, потом через Каспийское море в Красноводск (Туркменистан), оттуда в Ленинабад (Таджикистан), а через две недели я был на Урале, в городе Татыш (в 10 км от Кыштыма).

Служить я попал во внутренние войска. После курса молодого бойца (КМБ) меня направили в школу сержантского состава, которая находилась в этом же городе только в центре. Учился на «отлично», потому что был стимул – объявили, что те, кто сдаст экзамены на «хорошо» поедет на 30 дней домой в отпуск. Прошло 9 месяцев обучения, я получил звание «младшего сержанта» и отличника службы, но отпуска так и не дождался. Сказали, что было слишком много таких энтузиастов. Посмотрев на мои результаты полковник решил оставить меня на следующий год в школе, но уже командиром отделения – обучать молодой призыв.

Прослужив два года в школе я так и не получил обещанный мне отпуск, поэтому решил дослуживать лучше в части. Вот так я опять оказался в той части, где проходил КМБ.

 На протяжении трёх лет службы мы ходили в караулы, охраняли Челябинск-40, топтали заражённую землю, получали радиацию. Перед увольнением из рядов Советской Армии с меня взяли расписку о неразглашении в течение 25 лет того, что видел, знал и мог рассказать об этом секретном объекте.

После армии я учился в Ейском техникуме на специальности «энергетик». Почти всю жизнь отдал этой профессии – 30 лет руководил электростанцией в Базках. Потом мне надоели все эти столбы, решил уйти. В 1990 году был приглашён работать в райтоп завскладом и оттуда в 1995 года ушёл на пенсию.

Долгое время об этой аварии никто не знал, поэтому ликвидаторы и участники не имели никаких социальных льгот.

Только спустя 32 года Владимир Иванович начал собирать документы на инвалидность, а кроме военного билета у него никаких документов не было. Сначала обратился в военкомат взять справку, что он действительно был в закрытом городе «Челябинск-40». После нескольких попыток запрос о месте службы выполнили. Через пару дней челябинская администрация прислала документ подтверждающий, что Егоров Владимир Иванович действительно служил на территории в зоне заражения (74 ед.), но только один год – с 1957 по 1958.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

122