Меню
16+

«Тихий Дон». Общественно-политическая газета Шолоховского района Ростовской области

15.12.2017 12:40 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Донские рубежи – рубежи славы

Л. Я. Ушакова

Опасность, нависшая над страной

II-ю мировую войну развязал самый агрессивный отряд мирового империализма – германский фашизм, который выдвинул конечной цель своей внешнеполитической программы — завоевание мирового господства и создание «нового порядка» на земле.

18 декабря 1940 года Гитлер утвердил «План Барбаросса» — план агрессии и истребления советских людей. Этот план носил имя Фридриха Барбароссы – немецкого императора Священной Римской империи конца 17-го века, который отмечался неограниченным честолюбием и жестокими поступками.

Согласно этому плану, стояла задача – разгромить части Красной Армии в пограничных районах, быстро продвинуться вглубь территории СССР, уничтожить социалистический строй, превратить СССР в колонию.

Готовясь к осуществлению намеченного плана, фашистская пропаганда внушала немецкому народу идею превосходства «арийской расы» и непобедимость немецкого оружия.

Война ураганом пришла на нашу землю, воем бомб и мин ворвалась в наши дома, в мирную жизнь нашей страны. Героическое сопротивление Красной Армии изматывало противника. Однако превосходство сил врага на I-м этапе привело к тому, что фронт докатился до берегов Тихого Дона.

«В субботу 21 июня вечером в Вёшенском райкоме партии проходило заседание бюро. Обсуждались вопросы прополки колосовых и пропашных культур, подготовки к хлебоуборке.

В театре казачьей колхозной молодежи шёл спектакль «Поднятая целина», — вспоминает бывший секретарь Райкома партии товарищ Тихон Антонович Зеленьков.

А выпускник Вёшенского педагогического училища им. А. М. Горького Михаил Рябухин рассказывает:

«За два дня до начала Великой Отечественной войны в Вёшенском педучилище состоялось торжественное собрание выпускников. На нем с яркой и теплой речью выступил Михаил Александрович Шолохов и по-отечески напутствовал нас, будущих учителей, на нелегкую, но благородную работу по воспитанию и обучению надежды нашей — детей.

А в воскресенье, 22 июня 1941 года на нашу страну обрушилась страшная беда. Вечером этого дня мы собрались на прощальный вечер в доме нашей одноклассницы. Хотя по молодости мы еще не понимали всей серьезности положения, однако никакого веселья не было, много говорили о навязанной нам войне, высказывали пожелания скорейшего её завершения, надеялись на послевоенные встречи».

И вновь воспоминания Тихона Антоновича Зеленькова: «Во второй половине дня в райкоме партии состоялось экстренное заседание бюро райкома партии. Были приняты решения военного характера: о перестройке работы парторганизаций, сельских советов, колхозов, МТС, учреждений и организаций на военный лад. Вводилось патрулирование в населенных пунктах. В первый день войны в райвоенкомате записалось 280 добровольцев, которые просили отправить их в действующую армию».

Особенно благотворно влияли в те дни на народ статьи, выступления и призывы, вся деятельность нашего писателя – земляка М.А. Шолохова. В это трудное время он послал телеграмму в адрес Наркома Обороны Маршала Советского Союза Семёна Константиновича Тимошенко с просьбой зачислить в фонд обороны СССР присужденную ему премию за «Тихий Дон» и выразил готовность встать в ряды армии и до последней капли крови защищать свою социалистическую Родину. А в редакцию районной газеты передал «Обращение к вёшенцам, идущим на фронт».

Михаил Рябухин, работавший тогда в редакции газеты, вспоминает:

«Этот документ, написанный рукой самого М.А. Шолохова, мне особенно запомнился. На половине стандартного листа, в крупном размашистом почерке звучал страстный призыв к донскому казачеству быть в первых рядах защитников рубежей родной страны и уверенность в том, что враг будет разбит так же, как прадеды громили войска Антанты. Это обращение помогло многим почувствовать опасность, нависшую над Родиной, ответственность каждого за её судьбу, большое желание с честью выполнить свой священный долг по защите родного Отечества».

Интересны и воспоминания бывшей комсомолки Вёшенского педагогического училища им. А.М. Горького А. Чумаковой о том, как в первый день отправки военнообязанных в действующую армию у театра казачьей колхозной молодежи, превращенного в пункт мобилизации, состоялся митинг, на котором выступил М.А. Шолохов: «Фашистским правителям, основательно позабывшим историю, стоило бы вспомнить о том, что в прошлом русский народ не раз громил немецкие полчища, беспощадно пресекал их движение на восток, и что ключи от Берлина уже бывали в руках русских военачальников».

Все присутствовавшие с волнением слушали писателя-большевика, живо откликались на его простые, доступные каждому слова. И вот после призыва Михаила Александровича: встать на защиту Родины каждому, кто может держать винтовку в руках, на трибуну поднялся сухонький старик – колхозник и громко, чтобы слышали все, потрясая рукой с видавшим виды кнутом, заявил:

- Наш дорогой Михаил Александрович сказал, кто может держать винтовку в руках, должен встать на защиту страны. Да я десять винтовок удержу! Поэтому прошу записать меня добровольцем.

Он, не торопясь, сошел с трибуны и направился к представителю райвоенкомата, чтобы назвать свою фамилию, а вся площадь громом аплодисментов сопровождала его.

Энтузиазм первых дней войны, безграничная поддержка призывов партии и правительства о защите страны, вера в окончательную победу над врагом были пронесены через все годы суровой войны.

Ураган войны

Весной 1942 года, когда осложнилась обстановка на Юго-Западном фронте, около 4 тысяч человек из трех районов (Боковского, Базковского и Вёшенского) в течение месяца на Чиру и Дону строили оборонительные сооружения. В мае к донским берегам подошла 63-я армия. На защиту вёшенской земли грудью встали войска 197-й дивизии во главе с прославленным командиром, краснознаменцем за гражданскую войну Михаилом Ивановичем Запорожченко и комиссаром, опытным политработником, орденоносцем за битву под Москвой А.Ф. Сухенко. Машины, пушки, полевые кухни, пехота беспрерывно двигались через единственный мост в районе наших мест. С марша, без отдыха солдаты приступали к укреплению оборонительных рубежей.

8 июля фашисты начали бомбить позиции защитников Дона.

Стервятники обрушили смертоносный груз бомб на станицу и переправу. Гигантские столбы огня и дыма, воды и пыли поднимались над тихой рекой. Горели автомашины и боеприпасы, бензоцистерны и бочки с горючим. Взрывной волной выбрасывало на берег переплывавших реку людей…

Страшную картину представляла Вёшенская. Не стало улиц и переулков, остались только развалины от домов. Уцелевшие дома зияли чёрными глазницами окон и дверей. Некогда украшавшие станицу клёны, тополя, обрубленные осколками снарядов, походили на столбы.

Особенно горестную картину представляла верхняя часть станицы, открытая врагу. По Мостовому переулку огнём были уничтожены почта, и склады на берегу, магазины, театр казачьей молодежи имени Ленинского Комсомола. Ранен в спину I-й секретарь райкома партии товарищ Пётр Кузьмич Луговой, от осколка снаряда погибла мать М.А. Шолохова.

Подвалы домов на побережье были превращены в блиндажи, огневые точки, они насыщались вооружением, боеприпасами. В сторону правого берега на врага из-за укрытий ощетинились пушки, пулемёты.

17 – 20 июля все вёшенское правобережье было оккупировано. Тихая мирная казачья река стала границей двух непримиримых сил.

Участник боев за Дон Александр Коньков так выразил в стихах своё отношение к тому, что происходило в это время на Дону:

Шумят, волнуясь, тучные поля,
Искрится солнце в пологе зелёном,
Купается в росе предутренней заря
В садах станицы над широким Доном…

И в эту степь над русскою рекой,
Что в синей дымке нежно потонула,
Пришёл фашист с разбойничьей рукой
И оглушил поля снарядным гулом.

И от огня побагровел закат,
И чёрный дым меж облаков клубится.
Стрекочет в травах вражий автомат,
От бомб пылают мирные станицы…

О, русская великая река!
Ужель врагу пройти твои просторы?
Встань лезвием казачьего клинка
И прегради дорогу чёрной своре!

Пускай же, Дон, твой каждый метр
Великим будет полем Куликовым.
И пусть враги, что к нам с мечом пришли,
В степях твоих падут кладбищем новым!

Война сделала людей серьёзнее, сплотила в единое целое наш тыл и фронт. 197-я дивизия имела многонациональный состав: здесь были люди с Дона и Кубани, Азербайджана и Грузии, Казахстана и Киргизии, Осетии и Чувашии. В кавалерийском полку подполковника С.И. Кравченко, жителя Кашарского района, служили воины 23-х национальностей.

Крепкая дружба, единство целей связывали вёшенцев с воинами 197-й дивизии. В хуторах женщины своим защитникам стирали бельё, помогали на полевых кухнях готовить пищу. Колхозные сады, бахчи, овощные плантации были переданы воинским частям. Всеобщая тревога за судьбу Родины сроднила людей всех национальностей и помогала легче переносить народное горе, вызванное войной.

160 дней эхо жестокой битвы разносилось над донскими берегами.

7 июля 1942 года в маленьком здании Вёшенской средней школы (ныне это одно из зданий педучилища) состоялось историческое совещание командного состава 197-й дивизии. Проводил его командующий 63-й армией генерал Кузнецов Василий Иванович. В своем выступлении он сказал: «Вы солдаты, и как солдатам говорю: либо немцы здесь будут остановлены, либо они пройдут через Дон, но не раньше, чем все мы умрём».

В это время на Вёшенскую землю пришли и другие соединения. В районе станицы Еланской располагались 203-я дивизия генерала Здановича, 278-я дивизия генерала Манахова, гвардейцы-танкисты генерала Руссиянова и гвардейцы-кавалеристы генерала Плиева и среди них было много вёшенцев: Захаров М. В., Токин Т. Е., Ушаков М. М., Пузанов И. Н., Точилкин И. С. и другие.

В этот год выдался небывалый урожай. Не хотелось, чтобы он достался врагу; хотелось, чтобы этот хлеб стал частичкой нашей победы. Что делать с хлебом? – этот вопрос волновал всех. Но убелённый сединой генерал Запорожченко успокоил народ, вселяя уверенность: «Немцы на Дону будут остановлены. Умрём, но ни шагу назад не отступим!».

Из воспоминаний Зеленькова Т.А.: «Да, район жил нуждами фронта. Весь наличный автотранспорт и 300 пар быков были переданы 197-й стрелковой дивизии. Сотни тонн боеприпасов, горючего и других военных грузов было перевезено за 200 километров со станции Новоанненской и других мест. Труженики района, особенно женщины, под бомбежкой и артиллерийским обстрелом, без тракторов и комбайнов (они были эвакуированы вглубь страны) вручную убрали 12 620 га и обмолотили каменными катками хлеб с 6 502 га, скосили 3 664 га трав, посеяли 2 177 га озимых. Это был подвиг работников тыла. Защитники Дона не знали переборов в продуктах питания».

Хутор Черновский от станицы в 12-ти километрах. Здесь в здании школы зимой 1942 года располагался штаб 197-й дивизии. Крыша школы была замаскирована ветками, раскрашена различной краской. Здание школы сохранилось до наших дней. Входим в школу. На дверях надпись «Учительская», а в 1942-м году это был кабинет начальника политотдела, а рядом в комнатах — классах редакция дивизионной газеты «Боевой натиск».

А где же жил Запорожченко? Цел ли этот домик? Беседы со старожилами помогли нам найти ответ на этот вопрос. Домик цел, хотя за прошедшие годы к нему уже сделана пристройка. Но по-прежнему к дому ведет широкая дорога, видно, что сюда за советом без конца подъезжали люди на машинах, мотоциклах; на привязи у двора стояли лошади. Так вот он, каков этот домик над речкой, в котором работали командир и комиссар дивизии.

А хутор Дударевскй с октября 1942 года стал центром области. Туда прибыли члены бюро Обкома во главе с I-м секретарем В.А. Двинским. Обком КПСС заслушал отчет о работе Вёшенского райкома в прифронтовых условиях и записал, что партийная организация в сложный момент правильно ориентировалась в обстановке и справилась с политическими и хозяйственными задачами.

В хуторе Андроповском размещались артиллерийские части, санитарные подразделения лодочек с собачьими упряжками для перевозки раненых по глубокому снегу. Здесь же была и разведка дивизии, возглавлял которую наш земляк – учитель Семён Александрович Никулин.

Военный совет армии располагался в хуторе Грязновском, где находились командные пункты генерала армии Кузнецова и члена военсовета Желтова. Неподалеку от этих мест Волоховский лес, где было летнее расположение дивизии и её штаба. Тогда здесь часто раздавалось тревожное «Воздух!» и следовали бомбовые разрывы. Страшное эхо неслось по рощам. Дымился дубовый лес, озаряясь вспышками зениток. Невольно вспоминается описание наших мест в грозные военные годы, данное Николаем Матвеевичем Грибачёвым – участником событий на Дону в книге «Белый ангел в поле»: «… Чтобы отвязаться от лишних мыслей, надо было двигаться, и Постников пошел по траншее проверять наблюдателей. Крайним справа стоял молоденький и какой-то по-детски щуплый солдат Серёжа Снегирев. Ростом он был чуть повыше винтовки, и, когда с месяц назад появился во взводе, Заломов рассмеялся:

- Детский сад расформировали, а?

Первое время Снегирёв только и делал, что задавал вопросы:

- А почему мы не наступаем?

- А отчего у итальянцев пятнистые халаты, а у нас нет?

Неистощимое любопытство, ребячье романтическое представление о войне пересиливали у Снегирева чувство положенного от природы страха. Все Снегирёва старались оберегать, безо всякого к тому уговора. Но в наблюдение он часто просился сам, любил глазеть и слушать, размышлять. О чем? Кто его знает, рассказывать стеснялся…

Метрах в пятидесяти от окопов в ничейной полосе, распарывая чернильную тьму, взметнулся треугольник света и тут же ухнул взрыв. И вслед за взрывом темноту прорезал страшный крик, которого, казалось, человеческим горлом издать невозможно: — Аа-и-аа-аа!

Придавленный чернильной тьмой, в намокшей бурой траве одиноко и беспомощно переходил в небытие человек. И казалось, что это уже стонет не человек, брошенный всеми, а сама земля, израненная, изрытая, расколоченная за лето минами и снарядами, освистанная пулями и обвытая бомбами – темная, мокрая, сиротливая земля войны, жалуясь на неразумие людей, которых она сама породила. Десятки миллионов лет шлифовала она трудным опытом лучшее своё произведение – человека и не нашла защиты от сумасшедших и маньяков…».

Но жизнь продолжалась. Из леса по многочисленным проводам передавались в полки, батальоны и роты приказы командования дивизии.

Их подвиги бессмертны

Всюду на Дону райкомами партии была проведена большая работа по подготовке к возможной партизанкой борьбе. Во главе стоял Зеленьков Т.А. Люди из Базковского партизанского отряда, базировавшегося в хуторе Андроповском, печатали и распространяли листовки. Некоторые из них, например, Иван Ильич Шарганов, Аникеев М.Т., Пономарёв К.Д. и другие ходили в разведку. Частично действовали и вёшенские партизаны: начальник разведки Федунец С.И., разведчик Павел Королёв, врач Ерохина Т.Л.

Много боевых заданий выполнял в партизанском отряде бывший директор Грачёвской МТС (Моторно-тракторная станция) И.И. Шарганов. Уже на занятой немцами территории отважный партизан пробрался в свою МТС. Под покровом ночи он спустил горючее из цистерн, которые были залиты бензином, лигроином и керосином. С помощью кладовщика МТС И.И. Пигарёва он залил горючим пять пустых бочек и спрятал их от врага до освобождения занятой территории.

При выполнении одного боевого задания Шарганов был захвачен итальянцами. Когда его конвоировал итальянский патруль, он головой сбил с ног вражеского офицера и, раздеваясь на ходу, побежал к Дону. Несмотря на то, что по нему открыли огонь из пулемёта, он сумел переплыть реку и прибыл в одну из частей Красной Армии.

Много хлопот врагу в его тылу доставил партизан К.Д. Пономарёв. Шесть раз он переходил в тыл врага для выполнения боевых заданий и приносил командованию Красной Армии ценные разведывательные данные. На основе их наши воинские части огнём артиллерии уничтожили большое количество артиллерийских, минометных огневых точек, пулемётных гнёзд, солдат и офицеров противника. Несколько раз его задерживали гитлеровцы, но он всегда вводил их в заблуждение и уходил невредимым от врага с собранными им данными.

Особое восхищение вызывает у нас подвиг выпускницы Вёшенского педучилища Дуси Грицуковой. Вместе с директором Больше-Наполовской школы Анной Кулаковой она активно действовала во вражеском тылу, с риском для жизни выполняла ответственные задания. Вести передачи по рации ей помогали подростки – брат Михаил и его друг Костя Рябухин. Патриотам-подпольщикам не суждено было увидеть воинов-освободителей. Схваченные гестаповцами, все они погибли от рук фашистских палачей за 2 часа до прихода советских войск. Молодой учительнице Дусе Грицуковой было в то время всего 19 лет.

В Мигулинском райкоме партии Верхне-Донского района велась напряженная работа по созданию партизанского отряда. Утром 6 июля 1942 года сюда пришла комсомолка Катя Мирошникова с целью бороться с оккупантами. В райкоме партии её выслушали, поверили и не один раз давали ей самые различные поручения: вывести из станицы партийные и комсомольские документы, держать связь партизанского отряда «Донской казак» с коммунистами и комсомольцами станицы Мигулинской, распространять листовки.

Во второй половине августа Катю перевели работать в особый отдел 63-й гвардейской дивизии. 9 сентября 1942 года Катя подала заявление о приёме в партию. А через два дня, как раз перед собранием она получила очередное задание и отправилась в тыл врага. На этот раз для безопасности передвижения по району Катя решила раздобыть какой-нибудь документ. Она зашла в Мигулинскую комендатуру и, сказав, что разыскивает родственников, попросила пропуск. Но тут она услышала хриплый голос: «Попалась, наконец». Немецкий староста опознал партизанку. Девушке скрутили руке, бросили в машину и под усиленным конвоем доставили в гестапо. Начались зверские пытки. Фашисты хотели получить точные сведения о партизанском отряде. Но все усилия были напрасны, Катя молчала. Убедившись в своем бессилии, фашисты вывели комсомолку в степь. 30 декабря 1942 года была оборвана жизнь разведчицы, верной дочери Родины. Народная молва донесла до нас последние слова землячки: «Ничего не скажу вам, гады! Умру за Родину!» Катя Мирошникова совершила подвиг.

Такие подвиги совершали тысячи советских людей. К ним относится и подвиг капитана Соловьева, о котором пойдет дальше речь.

Этот неравный воздушный бой разогрелся над станицей Каргинской 14 июля 1942 года, в три часа дня. С затаённым дыханием следили люди за ожесточённой схваткой в небе, и каждый в душе просил: «Дай им, покажи, как совать нос в чужой дом! Отомсти гадам за наши муки!» Лётчик словно слышал землю и разворачивался для новой атаки. Кто знает, может быть, он только теперь заметил, что ведёт бой против пяти немецких машин. Хотя, скорее всего он видел, что силы неравны, но смело пошёл в атаку первым. На истребитель остервенело бросились сразу два фашиста. Застрекотали длинные пулемётные очереди, пули со свистом пронизали воздух. А краснозвёздный снова «сел» на хвост стервятнику. Чёрной полосой перепахал фашист оглохшее от рёва голубое небо и врезался в землю под Слободкой. Оставшиеся враги потеряли прежнюю уверенность, но, все же, чувствуя численное превосходство, решили свести счёты. Атака следовала за атакой, захлёбывались от свинцовых ливней пулемёты, но наш истребитель ловко уходил из-под обстрела и – резкий рывок в высоту, мотор работает на предельной нагрузке, и истребитель уже в крутом пике атакует сам. Лётчик вовремя жмёт гашетку, и оборвалась жизнь еще одного воздушного пирата. Вот истребитель близко над Чиром стал уходить в сторону Дона, туда, где за линией фронта, в Гороховке или Дударевке, были наши запасные аэродромы и заправочные пункты. И вдруг почти над самой головой лётчика появилась фашистская машина. С земли было видно, как наш истребитель на несколько секунд потерял равновесие, сошёл с курса, но лётчик все же успел дать несколько очередей по врагу. И на этот раз выстрелы достигли цели: фашист задымил и, теряя высоту, потянул по направлению на Грачи. Очередная короткая воздушная схватка не на жизнь, а на смерть выиграна. Последний гитлеровец из пяти, оставшись один на один с израненным советским самолётом, струсил и, набрав высоту, позорно скрылся. В необыкновенно голубом небе, прижимаясь к земле, чуть не касаясь вершин деревьев, уставший, измученный и израненный, над станицей широким кругом поплыл истребитель с красными звёздами на прострелянных крыльях… До позднего вечера ждали в этот день однополчане своего друга, вылетевшего на выполнение боевого задания. Никто не хотел верить, что Лёшка, капитан Алексей Соловьёв в последний раз поднялся в небо. Но лётчик не вернулся ни вечером, ни на другой, ни на третий день…

Через несколько недель жене Соловьёва пришло то самое письмо, которого во время войны боялись больше всего в каждой семье. Вот оно:

«Уважаемая Татьяна Алексеевна!»

Ваш муж, Алексей Алексеевич, вылетев на весьма ответственное задание 14 июля 1942 года в район населённого пункта Боковская, с последнего не вернулся. Трудно и даже больно подумать о том, что он, наш боевой друг и товарищ, а Ваш дорогой супруг и отец погиб. Разделяем вместе с Вами тяжёлую утрату. Клянёмся Вам и всему советскому народу именем всего личного состава полка, что мы и впредь, не жалея сил и жизни, будем громить фашистских людоедов до полного их уничтожения, чтобы наши потомки и дети Алексея Алексеевича жили свободной жизнью. Мужайтесь, Татьяна Алексеевна, оставайтесь до конца боевой подругой, берегите себя и детишек Ваших. Наш Вам боевой привет!»

Командир полка майор Сидоренко

Комиссар полка Холов».

А между тем лётчик, напрягая последние силы, вел самолёт на посадку. Машина уже плохо повиновалась пилоту. Выброситься из кабины: «Поздно!» Близко слишком близко земля. На какой-то момент истребитель вышел из подчинения пилота (а может, силы покинули капитана?) и стремительно стал падать на дом… В последнее мгновение самолёт круто пошел в сторону, чутье не задев за трубу дома, врезался пропеллером в землю и не взорвался, а разломился на две части.

Есть у нас на Дону цветы с сиреневыми лепестками. Растут они в степи, на твердой, как камень, земле. Сорвешь такой цветок, а он не вянет, не теряет цвет и не сбрасывает ни один лепесток. В народе эти цветы называют бессмертниками. Они даже сорванные продолжают жить! Вот так и коммунист Алексей Соловьёв, сложивший голову за землю донскую, отдавший свою жизнь Родине, будет вечно жить в наших сердцах.

В июле – августе 1942 года началось перемалывание сил противника и его техники на донских рубежах. От отдельных столкновений с врагом, 197-я дивизия в августе смогла завладеть плацдармом на правобережье в районе хуторов Матвеевский – Рубежный в глубину до 15 километров.

И вот настали морозные дни декабря 1942 года. Бескрайние донские степи были покрыты белым снегом, хутора и станицы окутаны серым густым туманом. В эти дни зрело решительное наступление советских войск в районе Дона и Волги. Перед войсками Юго-Западного и Донского фронтов была поставлена задача перейти в общее наступление и уничтожить силы противника в районе Сталинграда. Перед 197-й дивизией была поставлена задача окружить и уничтожить Кружилинскую группировку противника.

В ночь под 16 декабря войска заняли исходное положение. Перед рассветом читали солдаты и офицеры обращение Военного Совета армии:

«Пробил долгожданный час! Мы вновь идём вперёд в наступление. Мы честно выполнили приказ Родины – Ни шагу назад -. Мы стойко удерживали порученный рубеж. Мы не пропустили врага через Дон. Теперь приказ Родины – Вперед! – мы должны выполнить с честью, самоотверженно, умело, по-гвардейски».

Бойцы с радостью встретили эту весть. На рассвете от грома тысячи орудий дрогнула земля. Туман над придонским лесом прорезали молнии «катюш». На подразделение старшего лейтенанта Шутова надвигались два немецких танка. Следовавшие за ними автоматчики стреляли и орали, видимо так надеялись навести страх на советских бойцов. Но те нашли в себе силы спокойно выждать удобный момент и обрушили на гитлеровцев шквал огня. А танки, встреченные бутылками с горючей смесью и связками гранат, тут же дали задний ход. Автоматически, обгоняя друг друга, пустились в бегство. А высота эта с тех пор так и названа — Шутова гора, под которой сегодня мирно с удочкой в руках сидят рыбаки.

Особое восхищение вызывает подвиг танкиста Самоткина Николая Ивановича, который на танке прошел до Калининской высоты и оттуда давал координаты нашей артиллерии, был тяжело ранен, попал в плен, но остался жив. М разыскали Самоткина Н.И., он проживает сейчас в Киеве.

Дивизия овладела хуторами Рыбный, Нижне-Калининский. И подполковник Чмелев вспоминает, как комсомольца Дубенцова гитлеровцы в бессознательном состоянии захватили в плен. Бросили в повозку и сопровождали в свой тыл. Дубенцов в пути очнулся, понял, в чьи руки попал. На повозке сидело несколько солдат. В дороге улучив удобный момент, Дубенцов схватил лежавший рядом автомат, молниеносно спрыгнул с повозки и одной очередью уложил охрану. Верхом на лошади он прискакал к своим. Тут же был выпущен бюллетень об отваге комсомольца Дубенцова и через час об этом знал уже весь полк.

В декабрьской наступательной операции большую помощь оказывала авиация. Советские лётчики беспрерывно бомбили вражеские аэродромы, укреплённые позиции, уничтожая врага. Очередное боевое задание вместе с товарищем получил пилот Нуркен Абдиров – нанести удар по скоплению вражеских танков в районе Боковская – Пономаревка. Коммунист Абдиров 19 декабря 1942 года взял курс в заданный район. При подходе наших самолетов враг открыл сильный заградительный огонь. Зенитки били беспрерывно. И вдруг один из снарядов угодил в мотор самолета. Машина Абдирова запылала. Нуркен понимал, что все равно дотянуть на горящем самолете до своего аэродрома он не сможет, и он принял смелое решение – последовать примеру капитана Гастелло. Нуркен направил свой горящий самолет в гущу танков. Раздался страшный взрыв. Несколько вражеских машин были объекты пламенем. Так героически погиб на донской земле отважный сын казахского народа Нуркен Абдиров. За отвагу и геройство летчику Абдирову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Память о нем навечно сохранится в наших сердцах.

В 1965 году М.А. Шолохов принимал мать Нуркена Абдирова с внуками и выразил ей большую благодарность за то, что вырастила для Родины сына – героя.

В боях за освобождение Боковской незабываемый подвиг совершил командир 20-го гвардейского танкового полка майор Н.А. Сергеев. Танкисты сильным огнем были задержаны на подступах к станице. Несколько атак не принесли успеха. Тогда майор Сергеев сел в танк и повел полк в новую атаку. На этот раз танки преодолели первую линию минных полей и на большой скорости вышли на огневые позиции противника.

Огнём и тараном танк командира полка уничтожил вражескую батарею и устремился вперёд. Но наскочив на мины, машина подорвалась. Гитлеровцы сосредоточили по ней огонь. Танк загорелся, майор, и экипаж не покинули машину. Они продолжали стрелять по врагу. Танк загорелся.

Гибель командира полка и экипажа танка ожесточили танкистов. Они ринулись в бой и разгромили врага. Путь к наступлению главных сил был открыт. Сегодня на этом месте на перекрестке дорог величественно стоит монумент танка, как символ легендарного подвига его экипажа.

В районе Кружилинского фашисты создали прочный узел обороны и оказывали упорное сопротивление. Но при содействии других воинских соединений 197-я дивизия разгромила эту группировку противника. Вёшенская земля для дивизии стала полем гвардейской славы и приказом народного комиссара обороны 3 декабря 1943 года она переименована в 59-ю гвардейскую.

Каждый день тысячи жителей освобождённых хуторов со следами радости встречали своих освободителей. Последним жестоким боем под совхозом «Красная заря» 20 декабря закончилось освобождение вёшенской земли от фашистских захватчиков. Десятки тысяч непрошенных пришельцев остались на заснеженных донских полях. Вот почему мы по-праву гордимся нашим краем и считаем, что донские рубежи в Великую Отечественную войну можно назвать рубежами славы.

Итоги Великой Отечественной войны Советского Союза… – грозное предостережение… агрессорам, суровый и незабываемый урок истории.

Мы за то, чтобы сбылись слова нашего писателя – земляка М.А. Шолохова: «Человечество не вправе допустить, чтобы солнце заволокли губительные тучи радиоактивной пыли, чтобы воздух стал смертоносным. Мы рождаемся для жизни и будем жить!»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

98