Меню
16+

Сетевое издание «Тихий Дон»

18.11.2018 14:43 Воскресенье
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 46 от 17.11.2018 г.

Есть, что вспомнить

15 февраля 2018 года в Москве, в Большом зале Центрального дома литераторов, состоялся XV съезд Союза писателей России. В числе других важных вопросов стоял и вопрос об избрании председателя правления Союза. До того момента эту должность занимал Валерий Николаевич Ганичев. В итоге большинством голосов писателей был избран Николай Фёдорович Иванов. Это один из тех прозаиков, чьи произведения основаны на собственном опыте, не только жизненном, но и боевом.

Николай Фёдорович окончил Московское Суворовское и факультет журналистики Львовского высшего военно-политического училища. Службу начал в воздушно-десантных войсках. В 1981 году был направлен в Афганистан. В 1985 году назначен корреспондентом журнала «Советский воин», через семь лет стал его главным редактором. Продолжил службу в органах налоговой полиции России. Во время командировки в Чечню в июне 1996 года был захвачен в плен боевиками, освобождён через 4 месяца в результате спецоперации.

Недавно, в октябре, вместе с делегацией писателей и актёров Николай Фёдорович Иванов побывал у нас в Вёшенской и встретился с читателями в библиотеке. Он подарил нам свою книгу, изданную в Москве в 2018 году. Называется «Свете тихий», состоит она из двух частей. Первая часть «Новеллы цвета хаки», во второй – напечатаны воспоминания «Вход в плен бесплатный, или расстрелять в ноябре».

Всего на трёх листах одна из новелл «Вера. Надежда. Война». Она о мужестве и героизме наших солдат, которые атаковали укрепрайон на горном перевале. На каждой из бронемашин бойцы любовно вывели женские имена. Комбат перед боем приказал стереть «гарем» и исчезали Раи, Веры, Нади – кто жена, кто невеста, кто просто обещал отвечать на письма. В глубине души солдаты были согласны с комбатом: нельзя подставлять под пули женские имена. «Казалось, стерли солдаты имена любимых, попытавшихся оградить их от беды. Но незримо, явью проступали они над полем боя… Плясали под огнем «Вера» и «Надежда», прикрывая друг дружку. Вертелась на одном месте с перебитой гусеницей «Зоя», не прекращая огня. Отстреливалась до последнего, даже не ведая, что её имя означает «жизнь». А держали и берегли в резерве БМД «Любовь» с бортовым номером 18. Может, всё-таки тайно думал о своей невесте комбат, а может именно по судьбе этому имени выпадало закрывать собой брешь в атаке.

Новелла «Золотистый – Золотой». Её нельзя читать без комка в горле и слёз. Три месяца искала сына мать, «пропавшего в чужом плену на чужой войне». Три месяца её секли холодные дожди, она пила росу с листьев и ела корешки трав. Давно потеряла туфли и шла по невспаханным полям босиком. «Знала одно: пока не найдёт своего Женьку живого или мёртвого, не покинет этой земли, этих гор и склонов». И нашла, но только голову с золотистым чубом и тело, разбросанные по разным уголкам ущелья. А ещё в траве крестик на коричневой шёлковой нитке, который прилюдно надела на сыночка на призывном пункте, и который он не снял… И когда на позициях спецназа появилась мать с зажатым в руке крестиком, русский офицер выстроил полк и поставил его на колено, словно отмаливал за всю Россию муки и страдания всего лишь одной солдатской матери, за её Женьку, рядового воина пограничника. За православный крестик, не снятый русским солдатом в этой страшной и непонятной бойне…

Пронзительна по своей силе новелла, с перехватывающим дыхание названием «Свете тихий». Это слова из ежевечерней молитвы героини произведения бабы Зои-партизанки, так уважительно называли её односельчане. В некогда большом селе она осталась последним ветераном Великой Отечественной войны. Прожила Зоя Павловна, воспитывая внука, долгую нелёгкую жизнь. В доме рядом с иконами лежали грамоты за добросовестный труд в колхозе. В «горячей точке» погиб её любимый внук. Костя был офицером и во время отпуска поехал не на море, а к донбасским терриконам. Его поступок был продиктован не бравадой вояки, а памятью о предках, потому что во время Великой Отечественной штурмовал его прадед на Украине Саур-Могилу, а родовую память предать он не мог. Баба Зоя тоже не смогла покинуть родную деревню, когда однополчане погибшего Кости предложили ей отправиться в Дом ветеранов.

Николай Иванов – первый из писателей, кто вместе с белым конвоем машин с гуманитарной помощью отправился на Донбасс. И затем не раз он отправлялся разными дорогами туда, где боль, мужество, честь и совесть. Столько мучительных дорог пройдено, страданий, ужасов пережито, а автор этих новелл всё же верит, что построить дом, дороги, страну можно только на любви.

Ю.Мартынова,
зав. отделом комплектования и обработки МБУК «Вёшенская МЦБ».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

28