Меню
16+

«Тихий Дон». Общественно-политическая газета Шолоховского района Ростовской области

18.01.2019 16:00 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

МАМИНО СЕРДЦЕ

Посвящение дочерей 

6 января 2019 года Валерии Семёновне Баштанник могло бы
исполниться 80 лет, но она ушла из жизни намного раньше. 
Её светлой памяти посвящается этот рассказ.

Вчера мама приснилась плачущей. Впервые. Раньше во сне я видела её всегда спокойной или улыбающейся. Подруга сказала, что если умершие во сне плачут – значит, тебе будет радость. После этого сна мне самой хотелось плакать, какая уж там радость. День прошёл, как обычно. Спокойно и мирно. По нашей жизни это уже много.

Мамы, моей мамочки очень не хватает. Особенно, когда становится тоскливо на душе. Мама ушла стремительно, как и жила. Мы – и семья, и друзья, и просто знакомые – все испытали настоящий шок. Сердце…

Бабушка, оставшись без любимой дочери в 92 года, прожила ещё пять лет. Целых пять лет. Без желания жить, ложась и просыпаясь с её именем на устах. Пять лет слёз, стонов, причитаний и снова, и снова повторяющегося вопроса: «Как такое могло произойти?» Мы, любящие близкие, как могли окружали её искренней заботой. Всеми силами удерживали на этом свете. Мы – это мамины дочки и наш папа, ухаживающий вместе с нами за бабушкой с преданностью сына. Бабушка была удивительной женщиной, доброй, мудрой, заботливой. Для нас она олицетворение домашнего очага, спокойствия и уюта.

Мама, мама… Наверное, такие люди и должны так уходить. Не мучаясь и не страдая. Страдали мы. Что было делать, раз не уберегли. Слова моей старшей сестры «Мамы больше нет» врезались в мозг. Навсегда.

Такие люди… А какой была моя мама? Боюсь, что не смогу передать всё величие души и масштаб её личности. Какие затёртые, избитые слова… Но как сказать по-другому? Если бы она была писательницей или актрисой, о ней обязательно бы сняли фильм, а её личный биограф делился бы своими изысканиями на всю страну.

Мама была простым учителем. Нет, не простым. Учителем от Бога, учителем по призванию. Такие сейчас редкость. И раньше, и в наши дни много хороших, преданных своему делу настоящих учителей. Но мама была особенной. Я не идеализирую её. Наоборот, нередко спорила с ней, не всегда понимала. Никогда при жизни не считала её какой-то необыкновенной. Любила, конечно, но без трепета и особого почитания. «Нет пророка в своём Отечестве…». Как же я была неправа!

Мама была учителем-словесником. Словесником с большой буквы. Обожала преподаваемые ею предметы: русский язык и литературу. Была увлёчённой сама и увлекала своей страстностью, правдивостью учеников и студентов – будущих учителей. Мы с сестрой, к сожалению, не были её учениками в прямом смысле этого слова. Все восторженные оценки о ней как о замечательном учителе – от её бывших учеников разных поколений. И услышаны они не в один день на каком-нибудь торжестве, где принято говорить только добрые слова. Совершенно разные люди в разное время при разных обстоятельствах вспоминали мамины уроки. Уроки литературы и русского языка. Уроки добра. Уроки совести. Уроки жизни.

Ни капли фальши ни в чём. Всё от души: работа, друзья, семья, общественные дела, отдых. Да, мы не были мамиными учениками, но она учила нас. Её мировоззрение, её отношение к людям, к порученному делу, её неравнодушие – всё это мы впитывали на протяжении всей жизни. Без нравоучений, громких слов и призывов. Папа, бабушка – тоже были учителями. Настоящими. Такими, которых уважают и помнят.

… Иногда мне вспоминается зима в детстве, отключение электричества, домашние вечера без света. Эти вечера были без света, но они не были тёмными. Когда зажигали свечу, в доме воцарялся дух поэзии. Помню, мама читала Лермонтова, Некрасова, Тютчева, стихи советских авторов. Мне очень нравилось в мамином исполнении стихотворение Евгения Евтушенко «Люди». Читали наизусть все, обсуждали, делились своими переживаниями и впечатлениями.

Мама очень любила людей. Разных. Она никогда не делила их по статусу или выгодности. Была искренней. Бросалась на помощь, не заботясь о своих неудобствах. Любыми поступками мамы двигали совесть и чувство справедливости. Никакой выгоды или корысти. Никакого высокомерия или снобизма. А ведь было от чего заважничать: отец – разведчик, храбро сражался во время Великой Отечественной войны и демобилизовался в звании под- полковника, был секретарём райкома, директором школы. После смерти в его честь названа одна из улиц нашей станицы. Мамины родители (мои бабушка и дедушка) приятельствовали с семьёй сестры жены всемирно известного писателя, нашего земляка, были вхожи в его гостеприимный дом. Сама мама в детстве дружила с младшей дочерью Шолохова, а когда стала учителем словесности, не раз бывала гостьей в его доме. Из оставленных мамой записей (капля в море, что могла бы мама записать для потомков), известно, что ему было интересно общаться с ней, узнавать её мнение по поводу состояния дел в современной литературе, культуре, образовании. К маме очень искренне относилась и Мария Петровна, супруга Михаила Александровича. Есть фотография, где они сидят в обнимку и улыбаются.

Муж мамы (мой папа) – больше двадцати лет возглавлял Вёшенское педагогическое училище (педагогический колледж им.М.А. Шолохова). Причём был первым его директором после многолетнего перерыва. Мама, имевшая огромный авторитет словесника и педагога, никогда не пользовалась положением «первой леди». По природе своей она была центристом и миротворцем, не терпела никаких интриг и лицемерия. Имея активную жизненную позицию, не молчала, когда сталкивалась с несправедливостью. Не боялась трудностей или ответственности.

«Лебединой песней» мамы перед выходом на пенсию, по её собственным словам, стал литературный вечер, посвящённый 200-летию со дня рождения Пушкина. Театрализованное представление, но не шоу, а настоящее содержательное литературное действо, где «балом правило» слово гения. Мама была вдохновителем и организатором этого вечера (сколько же их было на её счету!), но она никогда не была одиночкой, не тянула одеяло на себя. Мама была коллективисткой во всём. Прекрасно работала бок о бок с другими талантливыми коллегами, искреннее восхищаясь их мастерством и педагогическими находками. Не считала зазорным поучиться новым методикам и перенять интересные идеи у более молодых. И ничего не делала напоказ, чтобы похвалили или заметили. Поэтому всё, чем она занималась и в чём участвовала, было ярким, мощным, искренним.

Выйдя на пенсию, мама как бы спохватилась, что слишком много сил и нервов уходило на чужие проблемы и судьбы. Нет, она не жалела, просто ей захотелось пожить для себя и самых близких. Слыша разговоры мои, сестры или нашего папы (мы продолжали работать там же) о работе, она старалась перевести их на другую тему. Так много душевных сил и здоровья было отдано любимому делу! В ущерб семье, в ущерб себе, в ущерб своему здоровью.

Теперь мама получала огромное удовольствие от приготовления завтрака, обеда и ужина для дорогих домочадцев – мужа и мамы, от общения с подрастающими внуками, от огородничества и цветоводства, от многочисленных гостей и угощений собственными соленьями и вареньями. Маму часто приглашали на всевозможные конкурсы, вечера, конференции, заседания в музей, библиотеку или колледж, куда они почти всегда ходили вдвоём с папой.

Жить для себя всё равно не получалось. Мгновенно откликалась на малейшую просьбу друзей или малознакомых людей (а чаще не ждала никакой просьбы, брала инициативу в свои руки): навещала в больнице, занималась поиском сиделки или обменом квартиры, организовывала встречу выпускников, заступалась за обиженных, мирила (по крайней мере, отчаянно пыталась) подругу детства с её сестрой, а иногда и с дочерью и ещё многое, многое другое.

После её смерти моя сестра сказала: «А ведь мама за день успевала сделать столько, сколько и за неделю не сделаешь». И каждый раз отдавалась частичка себя, своей души. Наша бабушка (мамина мама) в своём дневнике как-то записала о ней (правда, ещё до её выхода на пенсию): «Она какая-то «затурканная». Всем хочет угодить». Но мамино «угодничество» не было связано с желанием заслужить благодарность или похвалу. Это я знаю точно. Потому что мама всегда была абсолютно бескорыстной. Ею двигало обострённое, гипертрофированное чувство долга и ответственности. Она не могла бы спать и есть, если бы не помогала людям.

Наряду с переживаниями за самых близких и решением чужих проблем, мама не только морально, но и на физическом уровне переживала за всё, что происходило с её любимой страной, особенно в культуре и образовании.

Мама была настоящей патриоткой. Она думала не о том, что родина ей может дать, а что она, мама, может сделать, чтобы её родине стало лучше. В год маминого ухода из жизни в региональной газете опубликовали её письмо. Это был крик человека, который пытается достучаться до людей, их порядочности и совести.

Удивительно, что, не зная молитв и не ходя в церковь, мама жила по христианским заповедям и совершала ежедневно массу добрых дел. Уверена, свет её души был божьим. Она жила для людей и своей страны. Никому не желала зла, всем помогала, умела искренне радоваться успехам и победам других, не терпела лжи, подлости, хамства. При всём при этом не была непримиримой, умела прощать.

Мама была очень эмоциональной, подверженной перепадам настроения. Она, наверняка, ошибалась, не всегда была выдержанной. Но она была большой личностью и патриотом. Мы часто с сестрой повторяем: если бы мама не умерла тогда, она умерла бы, когда начались ужасные события и гражданская война на Украине. Ту дикость, которую устроили нынешние украинские власти в своей стране и со своим народом, приведшую к разладу с близким по духу и происхождению русским народом, к гибели мирных жителей, мама не пережила бы. Сердце не выдержало бы.

Но сердце не выдержало раньше. Также в одночасье ушёл из жизни и её отец, не дожив до 50 лет несколько месяцев. Мама то- же до многого не дожила. Не увидела, как старшая дочь защитила диссертацию и стала заслуженно кандидатом педагогических наук (единственная в нашей учительской династии, которая насчитывает четыре поколения и более 200-летний стаж учительской деятельности). Как внук получал серебряную медаль по окончании школы, а потом и диплом престижного вуза. Как внучке вручали диплом с отличием. Как изменился и продолжает меняться облик и интерьер её любимого дома. Как бы гордилась и радовалась мама всем этим событиям и переменам!

… В тот солнечный осенний день её ухода сотни и сотни людей провожали нашу маму. Искренне оплакивали эту удивительно добрую и открытую для всех без исключения женщину. Самые близкие, друзья, коллеги, ученики и студенты, соседи, знакомые. Море людей, венков, цветов. Духовой оркестр (забытый ритуал на местных похоронах). Искренние слова уважения и благодарности дрожащими голосами. Слёзы… Очень многие помнят и благодарны ей до сих пор.

Мы же просто осиротели. «Опустела без тебя земля…». Спасло нас только то, что мы все держались вместе, одной семьёй. Старались и стараемся делать так, как хотело мамино сердце.

М.В.Сапельникова,
ст.Вёшенская.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

354