Меню
16+

«Тихий Дон». Общественно-политическая газета Шолоховского района Ростовской области

17.05.2019 12:00 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

КТО ОДЕЖДУ ЛЮДЯМ ШЬЁТ? ТРИКОТАЖНАЯ СОВА

Для каждого человека лишиться или не найти работу – большой стресс. Это всегда трудный период, который может заставить думать, что с тобой что-то не так или всё в этом мире плохо устроено. Можно даже впасть в депрессию, винить в неудачах всех и вся. Оно и понятно – без денег жить нельзя. И лишь единицы способны посмотреть на сложившуюся ситуацию совсем с другой стороны, разглядеть в ней возможность заработать новым способом. Они не сидят сложа руки, а стараются что-то предпринять, чтобы изменить свою жизнь. Их так и называют – предприниматели.

Евгений:
Я так скажу, например, с китайской продукцией нам тяжело тягаться, даже если эти вещи купили оптом и перепродают, а вот по сравнению с отечественными производителями, из того же Иваново, мы выигрываем в цене, потому что у нас издержек меньше, даже несмотря на то, что мы везём ткань оттуда.

Лилия:
Каждая машина у нас в цехе предназначена для определённой операции. Есть которая делает прямую строчку, другая подгибает низ изделия, на третьей собирается полностью вещь (это оверлок), есть окантователь, он создаёт окантовку на горловине, пресс, который устанавливает люверсы (металлические колечки, в которые шнурки вставляются) и маленькие кнопочки. Изделие шьётся одним человеком от начала до конца, поэтому швеи переходят от одной машины к другой. На всех машинах стоят энергосберегающие моторы.

История Евгения Коденцова и Лилии Аббясовой как раз из этого разряда. Судьба свела их вместе в городе Иваново, где Евгений служил по контракту, а Лилия работала на швейном производстве. Познакомила она их не только для того, чтобы сделать мужем и женой, а чтобы ещё и подвергнуть испытаниям в виде отсутствия работы для обоих на родине супруга в Вёшенской, и затем увидеть, как они выкрутятся из её хитросплетений и станут единственными на севере области, кто смог наладить пошив трикотажных изделий там, где это, казалось бы, невозможно сделать.

Прошло всего четыре года с момента регистрации Лилии Аббясовой в качестве предпринимателя. Было много сложностей и напряжённого физического труда, но сегодня молодые люди могут гордиться достигнутым. Их бизнес стабилен, он развивается, и впереди ещё много работы, чего они абсолютно не боятся.

О том, насколько сложно поставить на рельсы поезд, везущий семейное дело к процветанию, с какими трудностями пришлось столкнуться в пути и какие качества характера помогли увидеть одобряющую их действия улыбку Её Величества Судьбы, расскажет сама молодая пара.

– Как же так получилось, что вы, Евгений, человек, получивший образование, связанное с компьютерами, а потом служивший в армии, и вы, Лилия, девушка, работавшая на швейном производстве, поженившись, решили создать свой бизнес?
Евгений:
– Да всё очень просто и прозаично. Я служил по контракту в городе Иваново 6 лет. Там мы с Лилей познакомились. Когда в 2015-м мой контракт закончился, мы решили поехать жить ко мне на родину. К сожалению, ни для Лили, ни для меня работы здесь не было. Стали думать, чем заняться, ведь надо было на что-то жить.
Лилия:
– В Иваново я работала на швейном предприятии. И первое, что нам пришло в голову, так это продавать текстиль из Иваново. Продукция швейных фабрик вроде как пошла, но многих покупателей не устраивали высокие цены. Чтобы сделать товар дешевле, решили шить сами. Я это делать умею – работала несколько лет на пошиве трикотажных изделий. Нам нужны были только швейные машины и немного капитала, без этого никуда.

– А ведь машин у вас не было?
Евгений:
– Да. И именно за этим мы вернулись в родной город Лили – заработать деньги на оборудование. Я стал возить людей на такси, а Лиля продолжила шить. Через год, в начале 2017-го, мы вернулись в Вёшки с небольшой суммой денег, которую заработали, привезли две машины и два рулона ткани.
Лилия:
– Первое, что я сшила как молодой предприниматель, было нижнее бельё – обычные мужские трусы. Женя поехал на рынок торговать и продал всё. Вернулся и говорит: «Поехали ещё за тканью». Так закрутилось, завертелось: одно продалось, второе, мы стали расширять ассортимент.
Евгений:
– Всё, конечно, не так просто, как сейчас видится. Если Лиля умела шить, то мне пришлось осваивать производство. Я не только торговал на рынках, но и помогал кроить, упаковывать.

– Трудно было?
Евгений:
– Да нет. На самом деле кроить не сложно. Лиля чертила раскладку, а я по нарисованному специальным ножом вырезал. Труднее стало, когда со временем мы поняли, что наш товар пользуется спросом, и решили расширить производство, ввели новые модели. Добавили ночные сорочки, халаты. И всё это делали в квартире, где жили. Один шил, другой кроил и продавал. Четверг – в Казанку, пятница – в Боковскую, суббота – в Вёшках, в воскресенье опять ехали в Казанку. Хорошо автомобиль свой. Так и жили несколько месяцев.
Лилия:
– Через полгода мы поняли, что одна я уже не справляюсь, и в квартире нашему небольшому производству становится тесно. Нашли по объявлению первую помощницу-швею и арендовали небольшой цех в торговом центре «Кристалл», который все называют дальним Магнитом. В том помещении были недолго, всего пару месяцев. Чуть позже пригласили ещё две швеи и подали заявку в районную администрацию на грант. Там нам помогли всё правильно оформить, подготовить пакет документов. И в конце 2017 года мы получили финансовую поддержку. Купили ещё две швейные машины, а государство компенсировало часть потраченных средств.

– Это ощутимая поддержка?
Евгений:
– Безусловно! Это был серьёзный толчок для нашего бизнеса. Без него путь, который мы прошли за последние несколько лет, был бы намного длиннее. Он шёл бы по тем же рельсам, но только в разы медленнее. На 178 тыс., полученные нами, мы прошли сертификацию и купили дополнительные швейные машины.

– Сейчас ваше производство размещается в здании бывшей типографии? Давно вы здесь?
Лилия:
– Когда мы получили грант, машин и работников стало больше, нам понадобилось более просторное помещение. И мы нашли это. Надо понимать, что для швейного производства не всякое здание подойдёт. Один только раскройный стол в длину почти 7 метров. Не везде его поставишь. А ещё машин несколько штук и каждая выполняет свою операцию. Помещения, где раньше стояли огромные станки для печати, как нельзя лучше подошли для наших целей.

– Насколько сейчас широк ваш ассортимент?
Лилия:
– Сегодня мы шьём нижнее бельё на мужчин и мальчиков, ночные сорочки, халаты, платья, туники, мужские и женские футболки, бриджи, спортивные костюмы, летние сарафаны, детские пижамы, маечки, трусики. Трудятся 8 швей, одна упаковщица и одна закройщица. Год назад в апреле мы открыли магазин в районе Вёшенского почтамта, наняли продавца. Всё, что мы отшиваем, представлено там и на рынке.

– Почему вы выбрали для работы трикотаж и где закупаете ткань?
Евгений:
– Выбор ткани был очевиден: Лиля профессионал в пошиве трикотажных изделий. Она в совершенстве владеет всеми операциями и швей, пришедших к нам на работу, научила управляться с капризной, по мнению многих, тканью. Закупаем материал в Иваново. Это город не только невест, но и активно развивающейся швейной промышленности. Он как Тольятти, где все зарабатывают на продаже автомобилей. А в Иваново все так или иначе связаны с тканью: шьют или продают.
Лилия:
– Там недавно открылось несколько фабрик по вязанию трикотажного полотна. Часть берём у них. Покупаем также в Иваново и привозную, например, турецкую. Нам важны качество и цена расходного материала. Мы не приобретаем ткань с большим содержанием синтетического волокна. По нашему мнению, натуральность лучше. В основном у нас в тканях более 90% хлопка. Добавки всё равно должны присутствовать, и даже не из-за того, что они способны удешевить ткань, а чтобы она лучше носилась. Хлопок сам по себе сильно мнётся, и некоторое количество искусственной нити делает его и внешне лучше, и в уходе более практичным.
Евгений:
– Опять-таки для разных изделий нужна разная по составу ткань. Вот, например, у нас есть костюм с велосипедками. Так для них ткань с большим содержанием хлопка не подойдёт – будут вечно на коленках пузыри. Это никому не нужно.

–А с чего, вообще, начинается процесс создания вещи?
Лилия:
– Прежде всего поставщики присылают нам образцы. Там обязательно есть новинки. Мы выбираем материал и говорим, какой рулончик нам отложить.
Процесс выглядит приблизительно так. Смотрим присланные образцы. Вот эта расцветка хорошо подошла бы к халату, а эта – для детских вещей. Вместе с Женей выбираем, какой расцветки и для чего будем брать ткань. Если сомневаемся, подключаем девочек-швей. У нас есть группа в WhatsApp, там обсуждаем или прямо здесь на производстве. Бывает такое, что всем всё понравилось, а изделия этой расцветки не продаются. Бывает наоборот – народ всё разобрал. Тогда заказываем ещё и отшиваем ещё раз, но стараемся не повторяться – никто же не хочет ходить в одинаковом. Если товар не продаётся, уценяем. Три месяца модель висит и не пользуется спросом – для нас это сигнал.

–Трудно ли угадывать, что будет продаваться, а что нет?
Евгений:
– Для нас мнение покупателей – закон. Мы всегда слушаем, что хотят и чего не нашли в нашем магазине или на рынке люди. Если женщина интересуется, нет ли у нас сарафанов, мы думаем, какие сарафаны начать шить. Вот сейчас сделали пробные образцы больших размеров, до 72. Будем одевать женщин крупных – они тоже хотят хорошо выглядеть. Когда торгуем на рынке, то всегда выясняем, что нужно покупателям. Люди охотно делятся своими пожеланиями.
Лилия:
– Я часто ищу вдохновение в интернете, потом вместе мы обсуждаем новые модели, шьём пробный образец, смотрим, насколько он удачный, как сидит. Если всё хорошо, делаем лекала, дорабатываем, устраняем недочёты и пускаем в производство.

– Много ли в вашем бизнесе рисков?
Евгений:
– В нашем деле на каждом шагу могут возникнуть трудности. Скажем, может не хватить фурнитуры. Шьём халаты, а молнии закончились или некачественные попались. И нужно ждать пока привезём. Столько денег в этих халатах лежит...
Лилия:
– А ткань?! Начинаем расстилать материал, а он весь неравномерно прокрашен либо с дырами. А мы в него вложили средства. Бывает, шьём вещи из двух видов ткани. Вот накроили детали из одной, а остальные детали надо из другой, а она бракованная. Опять надо ждать. Претензии предъявлять и возвращать материал для нас слишком долго. Сутки на дорогу, там могут не принять ткань, сказать, что время ушло...
Евгений:
– А ещё швейные машины, как и любая техника, имеют свойство ломаться. У нас же в станице и специалиста нет, и запчастей. Деталь копеечная, а не купишь.

– Как вы научились сводить простои к минимуму?
Евгений:
– Как? Да на ошибках, на них все учатся. Азы ремонта я изучил сам. Один раз сломался петлитель на оверлоке, так мы потом этих петлителей купили штук десять. Лежат про запас. Следующий раз вылетел нож. О,кей, значит, нужно и ножи иметь для замены. Всё через опыт. В Иваново проще – пошёл и купил тут же, поставил, всё под боком, а в Вёшках свои сложности.

–А как вы информируете своих покупателей о новинках или распродажах?
Евгений:
– У нас в этом плане пока недоработка. В соцсетях есть страничка, но она почти не работает, так как некогда ей заниматься. Нужны хорошие фотографии, а с ними у нас как-то не пошло.
Лилия:
– Чтобы работать как интернет-магазин, нам нужен склад, а у нас нет пока возможности оставлять для этого изделия. Мы пробовали принимать заказы. Человек заказал, а получается, что расцветки у нас уже нет, и мы не можем выполнить обещанное. Мы очень дорожим репутацией «Совы», поэтому пришлось отказаться от такой услуги.

– Кстати, а как появилось название вашего предприятия «Сова»? Кто придумал? Что означает?
Евгений:
– О, это был интересный момент. Наше производство некоторое время никак не называлось. А когда мы проходили сертификацию, в документах нужно было указать название торговой марки. Срочно понадобилось что-то придумать. В фамилии Аббясова взяли последние четыре буквы, так и получилась СОВА. Сказать, что название нам с Лилей очень нравится, нельзя, но люди уже привыкли и по этому логотипу узнают нашу продукцию.

–Наверняка вы не собираетесь останавливаться в развитии. Расскажите о своих планах.
Евгений:
– Сейчас мы достигли некоторой стабильности. Наша задача была в том, чтобы о нас узнали, наша продукция понравилась. Теперь дело за следующими шагами.
Я, как человек, занимающийся всем, кроме собственно шитья, думаю о том, чтобы взять кредит и открыть ещё один магазин, но уже в городе. Возможно, это будет Новочеркасск или Ростов. Хотелось бы расширить бизнес, создать сеть фирменных магазинов «Сова». А там посмотрим, как будет получаться.
Лилия:
– Ещё нужно несколько машин, таких, чтобы они выполняли более сложные операции, например, пуговичную. У нас сейчас нет изделий с пуговицами, а покупатели хотят. Комплект из двух машин обойдётся порядка 250 тысяч. Своих средств у нас, конечно, не хватит, будем брать кредит. Кроме того, планируем начать шить постельное бельё.

– Как вы думаете, почему у вас получилось создать свой бизнес? В чём ваш секрет?
Лилия:
– Знаете, у нас был такой переломный момент, когда мы купили первые две машины и ткань. Тогда мы договорились с Женей: если у нас не пойдёт, если ничего не получится, то сворачиваемся и возвращаемся в Иваново. Конечно, мы видели, что в районе нет швейного производства, в основном только перепродают трикотаж, то есть готово поле для развития. Но мы почти год жили в подвешенном состоянии. Очень много работали.
Возможно, секрет в том, что мы строго следим за качеством пошива. Разработали несколько ступеней его проверки. На контроле все закрепки, ровность строчки, если что-то не так, вещь обязательно возвращается, девочки перепарывают. Плюс у нас обратная связь чётко работает. Покупатель придёт в магазин с некачественной вещью, мы ведь здесь, никуда не деваемся. Без разговоров возвращаем деньги, если обнаружится брак. Мы на виду у всех. Наши соседи, друзья, родственники ходят в нашей одежде, сами её носим. И как мы можем плохо шить?!
Моё правило такое: если получилось на три, надо делать на четыре, получилось на четыре, делай на пять. Делаешь хорошо – делай ещё лучше. Мы постоянно работаем над своими недочётами и ошибками, без этого невозможно развитие.
Евгений:
– На Лиле всё это держится. Конечно, у каждого из нас свои обязанности, но она незаменима. До недавнего времени она не могла оставить работу ни на минуту. Вместе со всеми шила, кроила, упаковывала товар. Вообще, легко ничего не даётся, особенно если что-то делаешь своими рукам. Хотя мы ничего нового не придумывали – взяли частичку производства из Иваново и переместили в Вёшенскую. Просто если что-то делаешь, делай хорошо. И всё получится.

Наталья Гребенникова.

«Добро пожаловать! Приятной работы» – каждый день утром при включении говорит умная современная швейная машина М.Каргиной, О.Мельниковой, О.Резцовой, А.Лысиковой, Е.Тимофеевой, Л.Эпатовой, Е.Паршуковой, Т.Дергачёвой, О.Чукариной. От такого приветствия и правда начинать шить приятно. Рабочий день в «Сове» длится 8 часов, а одна швея за смену шьёт 20 и более халатов.

Пачки с кроем, набор деталей детских трусов и маек
Вообще, из рулона ткани получается 70-80 халатов небольшого размера или 30 больших, а трусов для мальчиков и вовсе штук 300. Кажется, что много. Но там, где Лилия работала, настилы были до тысячи в день, так что партии «Совы» по сравнению с промышленным производством маленькие.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

66