Меню
16+

«Тихий Дон». Общественно-политическая газета Шолоховского района Ростовской области

23.10.2020 15:00 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

На операционной тропе. Хирург Д.А.Жбанников

– Дмитрий Андреевич, почему Вы решили стать хирургом? Не все же дети и внуки врачей выбирают эту профессию делом жизни.
– Я всегда знал, что стану врачом, но не сразу понял, что хирургом. Когда растёшь в этой среде, видишь, как работает родной человек, невольно начинаешь ассоциировать и себя с профессией, выбранной когда-то твоим дедом, потом матерью. Это сыграло большую роль. Мне было интересно. Сначала я просто получал высшее медицинское образование. Ближе к третьему курсу выбрал кафедру, которая мне нравилась, стал углубляться в специальность. К окончанию университета точно знал, что буду заниматься хирургией.

– Не страшно было, ведь фамилия, известная благодаря маме и деду всему Шолоховскому району и далеко за его пределами, ко многому обязывает?
– Нет, не боялся. Больше рассчитывал, что получу профессиональную поддержку. Так и вышло: некоторое время довелось вместе с мамой работать. Но, безусловно, повышенное внимание ко мне присутствовало, да и сейчас никуда не делось. Не редкость, когда приходят ко мне пациенты, которых лечила Марина Дмитриевна и даже Дмитрий Львович Жбанниковы, и сравнивают нас. Работе это не мешает, но учитывать приходится. Стараюсь быть достойным их последователем. Стремлюсь, чтобы сравнение было хотя бы на их уровне, не ниже.

– Быть хирургом, любой понимает, это не картины рисовать или хлеб печь. Тут человеческая жизнь каждую минуту на кону. Почему столько лет оперируете, несмотря на сложности, которых в этом занятии хоть отбавляй?
– Да, хирургом быть тяжело и физически, и психологически. Нужно не только знать многое и уметь, но и общаться с людьми. А они, когда болит, могут быть порой невыносимыми, особенно тяжело с «очень грамотными», начитавшимися интернета. Сложно описать, почему летишь по ночному звонку, находишь силы на запредельные нагрузки, не спишь по двое суток подряд. Но хирурги в основном все такие. Кстати, в нашей профессии реже всего бросают работу. Может, только по здоровью, и то из стационара переходят в поликлинику и продолжают лечить людей. Взял ношу, значит, неси. Сказать, что это патриотизм? Возможно. Желание облегчить состояние человека? Тоже верно. Я же понимаю, что в моих силах помочь. А вот говорить, что помог и страшно горжусь этим, не буду.

– Как проходят Ваши рабочие будни?
– Рабочие будни состоят из дежурств и экстренных вызовов. В нашей профессии крайне редко бывает, что всю ночную смену ты отдыхаешь. Чаще наоборот. Вот недавно было. Закончился обычный день, мне можно бы идти домой, но тут одного привезли, другого. Ночь мы с коллегами простояли в операционной. Утром следующих доставили, опять работаешь – помощь нужна неотложная. А вечером ещё новые пациенты поступили. Смотришь, уже вторые сутки пошли. Присесть нельзя, заснёшь. Вот так бывает.

– Откуда же силы берутся, человеческие же возможности небезграничны, хоть как ты крепок физически? Как боретесь с усталостью, сном?
– Да никак не боремся. Когда видишь, что необходима твоя помощь, организм мобилизуется. По крайней мере, у меня так. Включается, как у бегунов, второе, третье дыхание, и работаешь. И заметьте, у нас в отделении почти никто кофе не пьёт и не курит.

– Да, надо очень любить свою профессию, чтобы работать в таком режиме. А есть за прошедшие годы моменты, которые особенно запомнились?
– Конечно. Помню, несколько лет назад было одно из ночных дежурств. Привезли одновременно шесть человек после ДТП. В течение первого часа, пока не подоспели на помощь другие специалисты, пришлось оказывать помощь мне как единственному врачу и нескольким медсёстрам отделения. Это сложно. Поэтому мы, хирурги, когда собираемся уехать за пределы района, обязательно друг другу сообщаем.

– Получается, что без хороших взаимоотношений в коллективе не обойтись?
– Да, трудно было бы. Мы часто вместе операции проводим. В зависимости от сложности вмешательства могут участвовать в процессе до трёх хирургов. Врачи отделения должны быть командой.

– Скажите, а есть у хирургов субординация?
– Операционный порядок такой: есть оперирующий хирург, он главный, есть ассистенты – первый, второй, третий. Но это не значит, что любой из них не может поправить ведущего операцию врача. Здесь ни возраст, ни положение не имеют значения. Все объединены одной целью – не навреди. Важно с максимально положительным результатом и минимально травматично завершить вмешательство. Не имеет значения каким способом это будет достигнуто.

– Это кодекс хирургов такой?
– Не знаю, можно ли это так назвать, но в целом это закон. Так принято у хирургов. Где бы и с кем бы я ни работал, все и везде придерживаются этого принципа.

– Как можно развиваться хирургу?
– О, это профессия, как никакая другая, подразумевает постоянную учёбу. Каждые пять лет мы сдаём экзамены и получаем сертификат, который даёт право заниматься хирургией. Проходим ежегодное обучение. Плюс учёба и сдача экзаменов на категорию. Её надо тоже подтверждать раз в пять лет.

– Вам, как врачу, приходилось испытывать неудачи?
– Естественно, без этого не бывает хирургов. Хорошо, когда сообщаешь радостные вести. Но не обойтись и без неблагоприятных исходов. И это не всегда смерть пациента. Случаются и осложнения, или что-то идёт не по плану. Это всегда тяжело. К этому невозможно привыкнуть. Стараюсь в таких случаях подобрать такие слова – не медицинские термины, а простые человеческие слова, чтобы объяснить людям, почему так вышло.

– А самому себе как объяснить?
– Все знают фразу: у каждого врача есть своё кладбище. И это так. Иначе в нашей профессии не бывает. К этому нужно быть готовым. Мы не всемогущи. Всю жизнь возвращаешься к этим случаям, думаешь, что сделал не так. Таких пациентов помнишь всех.

– Не опускаются руки?
– Нет. Анализируешь, делишься и советуешься с коллегами, идёшь дальше и стараешься сделать лучше.

– Что же наиболее важно для исхода операции: опыт, знания врача или Его Величество Случай?
– Личный опыт, по сравнению с мировым, ничто. Имея только знания, ничего не сделаешь. Поэтому опыт, знания и везение влияют в равной степени.

– А приметы в ходу в вашей среде?
– Есть у нас, хирургов, свои суеверия, но говорить о них не принято. Одно могу сказать, если поступил один пациент с определённым диагнозом, жди второго такого же. Закон парных случаев.

– Этот год – юбилейный для вас и непростой в эпидемиологическом плане для медицины. Какими были прошедшие месяцы?
– Это не описать словами! С 10 апреля были введены ограничения, и сразу стало в разы сложнее. Конечно, на переднем плане оказались врачи терапевты. Но если как хирурга меня коснулось сокращение количества операций, то как у заместителя главного врача по организационно-методической работе забот прибавилось. Отчётность по ковидным пациентам занимает много времени. Ещё я вхожу в состав группы, которую возглавляет главный врач ЦРБ, включены и другие специалисты. Перед нами стоит задача организовать работу медучреждения в новых условиях в соответствии с новыми требованиями.

– А как обстоят дела со свободным временем у хирурга Жбанникова? Бывают ли у Вас выходные?
– Свободного времени мало, но оно есть. Стараюсь провести его с семьёй, погулять, посмотреть интересный фильм, поиграть с детьми. Обычных мужских увлечений, вроде охоты, рыбалки или футбола, у меня нет. В выходной хочется что-то сделать по дому, уделить всем родным внимание. Получается, что я один мужчина на четыре двора. Мама тёти Галина и Татьяна, семья ждут меня. Стараюсь успеть всем помочь.

– А Вас люди часто благодарят? Вам это важно?
– Все мы разные. И пациенты разные. Конечно, любому приятны слова благодарности за свою работу, и я не исключение. Но я не расстраиваюсь, если не слышу их. У меня есть любимый армянский мультфильм. Так вот в нём звучит фраза: «Делай добро и бросай его в воду». В ней для меня заключён большой смысл.

– Верите ли вы в судьбу, что вам было предопределено быть хирургом?
– Возможно. Но мне более близко утверждение, что мы все творцы своей судьбы. Можно за ней следовать, а можно её направлять. Под лежачий камень вода не течёт. Мне приходилось прилагать немалые усилия, чтобы стать тем специалистом, каким я сейчас являюсь.

– Дмитрий Андреевич, могли бы Вы дать совет старшеклассникам, мечтающим стать хирургами?
– Набраться терпения. Сейчас многие хотят всего и сразу. В хирургии так не получится. Только усердных ждёт успех в постижении профессии.

Наталья Гребенникова.
Фото из личного архива Д.А.Жбанникова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

230