Меню
16+

«Тихий Дон». Общественно-политическая газета Шолоховского района Ростовской области

21.02.2020 16:00 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Он был проводником национальной культуры

М.А.Шолохов и Карен Бликсен. Дания. 1957 г.

Интервью с А.М.Шолоховым, внуком писателя, первым заместителем председателя Комитета Госдумы по культуре, президентом Российского национального комитета Международного совета музеев (ИКОМ России).

Творческое наследие М.А.Шолохова стало заметной страницей в истории культурного диалога нашей страны со многими странами мира. В Скандинавских странах русского писателя узнавали буквально по походке, он там нашёл широчайший круг читателей, друзей. О том, что связывало М.А.Шолохова со Скандинавскими странами, рассказал внук писателя Александр Михайлович Шолохов.

– Александр Михайлович! Ваш дед, Михаил Александрович Шолохов, часто бывал в Скандинавских странах, особенно в 60-70-е годы. При этом целью его визитов были не только издательские дела. Его интересовали различные области культуры, жизни и деятельности скандинавов. По вашему мнению, являлся ли он культурным посредником между нашей страной и Скандинавскими странами?

– Он, вообще, посредник между Советским Союзом, если брать этот исторический период, и не только со Скандинавскими странами, но и со всем миром. По большому счёту, из целого сонма советских писателей и около них находившихся, кого читали за рубежом? Пастернака, может, Бродского… Из действительно большой художественной литературы дед был самым читаемым, и поэтому уже изначально очевидно, что он и был посредником как писатель, как проводник нашей национальной культуры вовне. А если говорить о Скандинавии, то ему очень нравилась вся эта «северная история» с детства, он в этом не раз признавался, у него друзья там были, много друзей. С Ларни (Мартти Ларни, финский писатель. – Л.С.) вообще очень дружили, душа в душу, можно сказать; Бородавкины (Алексей Александрович Бородавкин, переводчик с финского языка. – Л.С.) – история двух семей практически сложилась на удивительной симпатии. Я не ошибусь, если скажу, что больше, чем в Скандинавии, ни в каком направлении он так не отметился… Особенно в Швеции, Финляндии он бывал просто «многажды». Иногда одним заходом – в Финляндию, потом в Швецию, или наоборот. Я не могу припомнить, чтобы он Италию вспоминал или Францию. А вот Финляндию или Швецию – очень часто.

– На что была направлена деятельность писателя в сфере культурной политики нашей страны?

– Я думаю, что целенаправленной культурной политики он не проводил, он просто часто пересекался и с политиками, и с деятелями культуры, и с духовенством – с патриархом Пименом, например, – совместно участвовал в конференциях, встречах. Дед, безусловно, мог поддержать любое доброе начинание, а из его «целенаправленной деятельности» – это продвижение хорошей литературы. Он невероятно читающим человеком был, входил в кучу редакционных советов и продвигал не только писателей-классиков, но и детскую литературу, например, «Библиотеку сказок народов мира». Национально-этнографическая тема ему, естественно, очень близка была.

– Бывая в Скандинавских странах, интересовался ли Михаил Александрович культурой скандинавов? Или строго следовал прописанному протоколу пребывания?

– Он ломал любой протокол. Конечно, у него были определённые обязанности как общественного деятеля, и что-то он по необходимости делал, но в основном все встречи, которые могу припомнить, это либо по книгоиздательской линии – встречи с читателями, издателями, либо его всегда интересовали природа, сельское хозяйство, заботы обычных людей… Поэтому он требовал, чтобы его везли куда-нибудь вглубь страны, из столицы. По Норвегии он много ездил, и по Швеции, и по Финляндии. А вообще он интересовался не односторонне жизнью страны, а во всех её ипостасях.

– Находясь в Скандинавских странах, Михаил Александрович всегда встречался с деятелями культуры и искусства, потом вёл с некоторыми переписку. Можно вспомнить и многолетнее общение с финским писателем Мартти Ларни, датским издателем и общественным деятелем Отто Линдхардтом, датскими же писателями Хансом Шерфигом и Хансом Кирком, художником-карикатуристом Херлуфом Бидструпом, шведскими писателями Артуром Лундквистом, Вильгельмом Мубергом… Но хотелось бы побольше узнать о дружбе Шолохова с баронессой, датской писательницей Карен Бликсен. Наверняка он делился воспоминаниями о ней.

– Да, они действительно встречались, очень дружелюбные были встречи. Она уникальная женщина. Удивительнейшая женщина на самом деле… С одной стороны, авантюристка абсолютная, с другой – с такой предпринимательской и бойцовской жилкой, с мужским характером. Более двадцати лет прожила в Африке, занималась кофейной фермой. Сама выезжала на сафари…

– В литературе Михаил Александрович и Карен Бликсен были представителями различных направлений. К. Бликсен называли «женщиной XVIII-XIX века», она представляла и европейский модернизм начала XX века, Шолохов же – представитель русского реалистического искусства, реализма. Как вы считаете, что их объединяло? Ведь у них обнаруживалось много общих тем для разговора.

– Я думаю, отношение к жизни, безусловно. Оба – невероятно цельные характеры, сильные люди, способные превозмочь любые сложности, выдержать любое испытание и в то же время радующиеся жизни во всех её проявлениях, полнокровно живущие. Хемингуэй, кстати, с которым у деда так и не сложилось встретиться, был тоже из этой породы людей и другом Карен Бликсен.

– Расскажите о дружбе вашей семьи с семьёй Бородавкина Алексея Александровича, «русского финна», как называл его Михаил Александрович.

– Они познакомились в Финляндии, в конце 50-х годов. Алексей Александрович был постоянно привлекаемым переводчиком в нашем посольстве. Дедушка приехал туда на встречу с Мартти Ларни, у него же они познакомились и с Бородавкиным. Сохранилось много фотографий благодаря Алексею Александровичу, для него они были очень важными и значимыми. Потом он передал их нам. Они как-то сразу сошлись – дедушка с дядей Лёшей. И буквально через несколько лет, в начале 60-х, уже начались взаимные поездки – до этого дед бывал в Финляндии, а потом Бородавкины начали ездить уже сюда. Отец и мама с ними проводили много времени. Был период, с середины 60-х до середины 70-х, когда они каждый год приезжали в конце лета, в августе или в сентябре. Мы и в Казахстан ездили с ними. Последний раз дядя Лёша приезжал в 2010 году. Умерли они с папой в один год. В последние годы у них с отцом была интересная связь, ментальная. Саша (Александр, сын А.А.Бородавкина.– Л.С.) рассказывал, что дядя Лёша всё время спрашивал, как там Миша, и они ему не сказали, что отца уже нет. Дядя Лёша ему даже письмо писал… Сейчас мы общаемся с детьми Алексея Александровича и Валентины Николаевны. У нас продолжаются тёплые взаимоотношения.

– Как президент ИКОМа России скажите, как в настоящее время развивается культурный диалог нашей страны со Скандинавскими странами?

– Сейчас активизируются наши взаимоотношения, и не только со скандинавским, а вообще с большим ИКОМ. Это также связано с тем, что за последние лет семь-восемь российский ИКОМ здорово поменялся, стал намного активнее работать, вырос. Сейчас в российском ИКОМ порядка 1200 членов, и это при том, что лет 10 назад это количество было около 400. Это далеко не инертные люди, они активно работают в рамках своих направлений. Некоторые инициативы выносятся даже по формированию новых комитетов, например, создан комитет музыкальных инструментов по инициативе наших российских коллег. В рамках международного сотрудничества постоянно реализуются совместные проекты, в том числе выставочные. Соответственно, если говорить уже о диалоге, то это серьёзные конференции, совещания с участием национальных ИКОМ разных стран. У нас активно развиваются отношения с Голландией. Традиционно с норвежцами очень хорошие культурные связи. Также мы активно общаемся со шведскими и финскими коллегами. Буквально осенью прошлого года состоялась генеральная конференция ИКОМ в Японии. ИКОМ становится сейчас серьёзной организацией (в частности, и для России), в рамках которой вопреки всем санкционным делам – политика политикой, а деятели культуры продолжают взаимодействовать, и через культуру другого народа они проникаются особыми чувствами.

– Большое спасибо за интересную и содержательную беседу.

Беседовала Л.Слюсаренко,
учёный секретарь музея-заповедника М.А.Шолохова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

26