Меню
16+

«Тихий Дон». Общественно-политическая газета Шолоховского района Ростовской области

19.05.2020 15:05 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Тяготы эвакуации. Из воспоминаний Елены Васильевны Терновой (Лапченковой)

У истоков речки Кривой растянулся хуторок Ягодный. Сорок два подворья: тридцать пять казачьих куреней и семь двухкомнатных хаток, окружённых сиренью, садами, цветами. Из этого хутора на фронт ушло человек сорок, а вернулось только десять. У Ивана Терентьевича Соколова погибли три сына: Георгий, Семён, Василий. Погибли и Борис Фуфович Кочетов с сыном Дмитрием, и братья Игнат с Петром Бондаревы.

Летом 1942 года нагрянули немцы. Стали гадить и вырубать сады, резать свиней и птицу, издеваться над людьми, насиловать женщин, запугивать детей. Днём и ночью обыски, облавы, стрельбы, бомбёжки.

Не помню, сколько это тянулось недель, но в один из дней наш разведчик, переодевшись в женское, убил немца. За это нас, более тридцати человек, посадили в колхозный амбар. Ночью к нам добавили молоденького лейтенанта, пленных солдат и перебежчика. Лейтенанта утром расстреляли, а перебежчики вместо хорошей, сытой жизни получили пули в лоб. Их было трое. Пленных тоже расстреляли.

Утром под конвоем нас погнали, и началась кочевая жизнь. Криушенский, Дубовой, Горбатовский – здесь мы задержались ненадолго. А вот в хуторе Белавинском у Евгении Горбатовой, где она жила с сыном Дмитрием, разместилось восемь человек эвакуированных: нас четверо и четверо из Базков – Николай Вуколович с семьёй. Ели и пили всё, что было у неё. Это была не хозяйка, а родная, добрая, любящая мама. Это была жизнь под пулями и бомбёжками. Мы часто спасались в подвалах.

На пять суток нас освобождали наши войска. Хотелось вернуться домой. Но нам запретили, сказали, что путь заминирован, а в хуторе нашем не осталось ни одного дома и сарая.

Советские войска отступили, а нас погнали дальше по направлению на Боковскую, по дорогам, которые постоянно обстреливались с самолёта. В пути был убит один человек и лошадь. Мимо Боковской прошли мы в хутор Таловку, потом через Пономарёвку до села Крюкова Кашарского района. Там приютила нас семья Крюковых. Был у них сын Денис, танкист. В одной комнате жили хозяева, в другой – Гришка и Мишка, как они сказали сначала, гончары, лепили горшки на станках. Позже, уверившись в нас, рассказали, что на самом деле один из них командир, а другой комиссар. Они даже зарыли знамя в хлеву. Бойцы показали мне, где оно, на случай, если сами не смогут забрать. Но всё обошлось. По их поручениям мы ходили на мельницу и площадь, как на разведку. Было ясно, что Денис, Гришка и Мишка имели связь с нашей разведкой: в день освобождения хутора они ушли с нашими войсками, взяв знамя.

Когда село Крюково освободили, мы решили возвращаться. По дороге мы видели наших убитых бойцов и множество трупов немцев, лошадей, подбитой техники...

В.Хаткина,
главный библиотекарь Калининской сельской библиотеки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

25