Меню
16+

«Тихий Дон». Общественно-политическая газета Шолоховского района Ростовской области

16.06.2020 12:00 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Влас Рассказов из хутора Фроловского: «Виновным себя не признаю»

В ноябре 1929 года пленум ЦК ВКП(б) принял постановление о сплошной коллективизации сельского хозяйства СССР. Тактика добровольности и постепенности была отброшена, приступили к ликвидации кулачества как класса. Это был неоднозначный шаг, как неоднозначны были и его результаты. Страницы шолоховской «Поднятой целины» ярко и реалистично говорят об этом. М.А.Шолохов не раз выступал в те годы против неправовых методов насильственного обобществления хозяйств, пропуская через своё сердце трагедии десятков и сотен судеб своих земляков. Недаром свой роман о коллективизации, потом ставший «Поднятой целиной», он первоначально назвал «С потом и кровью». «Мне не нужно было собирать материал, потому что он был под рукой. Я не собирал, а сгрёб его в кучу», – говорил писатель об этом времени. Сегодня речь ещё об одном характерном случае из тех далёких лет.

В середине марта 1932 года, 15 числа, к жителю хутора Фроловского Чукаринского сельского Совета Вёшенского района Власу Васильевичу Рассказову прибыли работники Вёшенского отдела ОГПУ.

– Ты Рассказов?
– Я.
– Год рождения?
– 1881-й.
– Всё правильно. Собирайся, поедешь с нами.
– А в чём дело?
– Меньше рассуждай. Не надо было агитацию разводить. Да ты ещё в 1919-м… тоже участник? Так что ли?

Участник… Начало разговора в такой манере не предвещало ничего хорошего. Арест прошёл быстро, по обкатанной схеме, как и множество других. И только через полгода отсидки, сначала в Вёшках, а потом в Миллеровской тюрьме, ему показали постановление тройки при ПП ОГПУ СКК и ДССР: «За проведение антисоветской агитации подвергнуть лишению свободы по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР сроком на 1 год». У семьи Рассказовых описали имущество, затем конфисковали три коровы, три телёнка, коня, два сундука, швейную машинку, бытовые вещи.

Как же казак Рассказов попал в число репрессированных? За что? Какие тому были причины?

Для начала посмотрим, что ещё можно сказать о нём самом, опираясь на копии документов, запрошенных в 1997 году комиссией по восстановлению прав жертв политических репрессий Шолоховского района Ростовской области.

В анкете ОГПУ записано, что Рассказов В.В., «самоучка-малограмотный», беспартийный, исключён из колхоза. Имел в единоличном пользовании 1 дом, 2 амбара, «базовое пристройство», 2 кухни, жеребёнок 2-х лет, 2 пары быков, 1 лошадь, 2 коровы. В семье арестованного числились жена, 3 сына и дочь. Рассказовы – сами фроловские, хуторцы-хлеборобы. Как и другие, Влас Васильевич в своё время служил и в царской, и в Белой, и в Красной армии. На момент ареста – рядовой «кавалерист», с учёта снят по возрасту. В жандармерии не служил, в партизанских отрядах не был, не был и за границей, как и все его родственники. Правда, в 1930 году получил 3 месяца принудработ «за укрытие посевных площадей». Повинность отбыл.

На допросе арестованный показал, что, бывая в гостях, с друзьями «о Советской власти и её мероприятиях, а также о жизни никогда не говорили». «Также никогда не выступали против и ничего не говорили нигде». «Газет также... не читали и о войне ничего не говорили…»

Вопросы следователя не зафиксированы, но из ответов и так становится ясно, что интересовало органы.

Себя виновным в антисоветской агитации Рассказов не признал, по существу дела добавил следующее:

«Всё время я живу в х.Фроловском, как казак в Вёшенском восстании я участвовал. Но! Казаков на восстание я не выгонял.

Жил я всегда – середняк, имел две пары быков одну лошадь и 3 коровы, и 2 пары волов не моих, а гр. Фролова Василия… Сеял я по 10-12 десятин, кроме сезонных рабочих у меня никого не было.

В 1931 году меня «вычистили» из колхоза за агитацию, за разложение колхозников, срыв весенней кампании. Но! Этого не было, просто я выступил и говорил, что в колхозе должны работать добровольно, а не насильно, это я говорил. На основании письма т.Сталина нас тогда из колхоза вышло дворов 8.

В отношении агитации я никого виновным не признаю, в том числе и нас. «Хлеба нет, голодает семья, – говорил, – и по этой причине я не могу молотить подсолнух» (не пошёл), а копал картошку свою, ведь у меня в это же время нашли (читай: конфисковали. – А.К.) около 14 пудов хлеба.

Что же касается японской (нрзб.) и перемены Соввласти, этого я не говорил и колхозников не запугивал. Что же касается того, чтобы нетели шли в закреплённый рабочий скот, я этого не говорил – никому.

В отношении мобилизации средств, налогов я никогда против не выступал и нигде не агитировал. Виновным себя не признаю».

Этот допрос был проведён 6 апреля 1932 года, но, видимо, фактов оказалось мало, и Влас Васильевич Рассказов был повторно допрошен 2 мая. Вот фрагменты из протокола вторичного допроса:

«В сведениях о прежней судимости появилась запись о том, что в 1930 г. был осуждён по статье 107 УК на 3 месяца принудительных работ и конфискации имущества.

Служил у белых с 1918 по 1920 г. рядовым. В дополнение к своему показанию от 6.04. с.г. добавляю:

В старой армии я служил в 26 Запасной сотне рядовым. В 1918 г. меня мобилизовали белые и зачислили в 20 полк, тоже рядовым. В 1919 участвовал в к/р восстании казаков на В.Дону – в 20 полку рядовым, всё время я был на фронтах и в боях. Вместе со мной в восстании участвовал и мой брат Никита, которого убили в 1919 году. Вплоть до 1930 года я имел супрягу (совместное использование тягловой силы. – А.К.) с бедняками – Зенковым, Рассказовым, Зенковой и др. Перекупкой и перепродажей скота также занимался до 1930 года. Фролова Афанасия знаю как одного хуторянина, и к тому же он мне кум…»

На этом протокол допроса обрывается. Вопросы здесь уже ставятся более жёстко. Как и положено, на каждой странице протокола внизу – далёкая от каллиграфии подпись допрашиваемого: «Рассказов».

Вот такие сведения об участи фроловского казака можно почерпнуть из этих материалов. Но нельзя обойти стороной и другой факт. На основании статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов» постановление тройки от 29 сентября 1932 года отменено, дело прекращено прокуратурой Ростовской области 9 апреля 1990 года. Влас Васильевич Рассказов реабилитирован.

А.Кочетов,
ст.н.с. музея-заповедника М.А.Шолохова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

65