Меню
16+

Сетевое издание «Тихий Дон»

27.01.2022 10:28 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ЛЮДИ, ПОКУДА СЕРДЦА СТУЧАТСЯ, ПОМНИТЕ!

Это призыв бывших узников немецкого лагеря смерти для советских военнопленных «Шталаг 324», созданного фашистской Германией в годы Великой Отечественной войны. Одним из нескольких десятков тысяч заключённых этой фабрики смерти был мой родной дедушка Михаил Семёнович Попов.

Родился он 8 октября 1905 года в хуторе Поповском Вёшенского района в большой и дружной семье Семёна Григорьевича и Ксении Никандровны Поповых, где все семь братьев отца Семёна жили с жёнами и детьми в одном большом доме. Хозяйство тоже вели сообща. Семья не бедствовала. Революция 1917 года, Гражданская война, Вёшенское восстание казаков стали трагедией для многих. Не обошли эти события и Поповых. Михаил рано остался круглым сиротой, его мама с сестрой да ещё и жёны остальных братьев отца и их старшие дети умерли от тифа, а их отцы погибли в Гражданскую войну и восстании казаков.

Всех малолетних детей-сирот, в том числе и 13-летнего Михаила с братьями семи и трёх лет, стала воспитывать Дарья Ивановна Кочетова. Её дети называли мамой за чуткое отношение, доброту и ласку. Воспитанники росли послушными. Дарья Ивановна обучала их всему, что умела сама. Пряли шерсть, вязали и девочки, и мальчики, плели из хвороста корзины для домашних нужд, учились шить одежду и ремонтировать обувь. Все были обучены грамоте. В 19 лет мой дедушка Михаил женился на Марии Тихоновне (в девичестве Ермиловой), которая и сама с раннего детства росла без отца (умер).

Моя бабушка Мария умела вязать, шить, вкусно готовить. Добрая по характеру, она стала помощницей Дарье в ведении хозяйства. Выросли и другие дети погибших отцов – братьев Поповых, создали свои семьи, но остались жить все вместе с Дарьей Ивановной.

Семья стала быстро увеличиваться (так, к примеру, моя мама Лида, когда родилась, была 24-й). Когда прошёл слух о раскулачивании казаков, умело ведущих хозяйство, то мама Дарья посоветовала всем женатым своим воспитанникам переселиться в дома своих отцов. Она боялась, что пустующие здания конфискует комсод. Имущество, скот и птицу Дарья разделила поровну между своими воспитанниками.

Михаил с Марией, забрав своих трёх детей и брата Стефана, стали жить отдельно в доме отца. Но раскулачивание коснулось всех детей-сирот семи братьев Поповых, в том числе и дом, где они родились, выросли, потеряв родителей, где были согреты теплом души второй мамы Дарьи Ивановны, был сломан вместе с дворовыми постройками и перевезён. Хотя мои дедушка с бабушкой работали уже в колхозе. Дедушка в основном трудился в поле. Голод и холод тридцатых годов не обошёл стороной семью Михаила и Марии. Из шести детей осталось только двое да брат Стефан. Они надеялись, что горести закончились.

Но настал 1941 год. Война! Первым призывом на фронт ушёл и мой дедушка Миша, а в сентябре 1941 года бабушка получила первое письмо, что её муж пропал без вести. Продолжала ждать. Вторую похоронку она получила в 1944 году, что Михаил Семёнович Попов был замучен в фашистском лагере смерти «Шталаг 324» 19 августа 1942 года, прожив там в аду почти 12 месяцев.

Сам лагерь «Шталаг 324» с осени 1939 года по август 1941 располагался в Польше, близь населённого пункта Острув-Мазовецка. Там в польской деревне Гродно и сейчас находится кладбище 41592 советских военнопленных. Просуществовал «Шталаг 324» до ноября 1942 года в Гродно на территории военного городка Фолюш. Это 5 км западнее Гродно, рядом с железнодорожной станцией Лососно и деревней Колбасина, а также неподалёку от вокзала Чеховщизна на месте ранее расположенного 125-го дулага. Дулаг – это пересылочный лагерь для пленных, расположенный в у ж/д вокзалов и двигающийся вслед за перемещением фронта.

Значительная часть военнопленных погибала в пути от голода, холода и удушья, так как вагоны были забиты до отказа. Заключённых высаживали на станциях и пешим ходом гнали в дулаги, сортировали, а затем – в лагеря.

«Шталаг 324» располагался на площади в 50 гектаров на окраине комплекса старших казарм военного городка Фолюш, возведённых в 1913-1939 гг., и прилегающем участке поля. Всё было огорожено колючей проволокой. В лагере пленными были вырыты рядом с казармами 96 полуземлянок. Условия содержания в них были нечеловеческие. Охрану лагеря несли войска вермахта. Комендатура располагалась в обустроенной казарме. Военнопленные солдаты и офицеры содержались раздельно. Когда пленных было особо много, то их размещали и в самом Гродно в старых царских казармах.

За политическим настроением заключённых наблюдали офицеры армейской контрразведки и гестапо. Тех, кого они сочли опасными, либо уничтожали сразу, либо направляли в концентрационные лагеря. По неточным данным, в «Шталаге 324» находилось с августа 1941 года по ноябрь 1942 года 36 тысяч советских военнопленных, а уничтоженных, по разным данным, от 14 до 33 тысяч человек. Как видно, шансов выжить в этом аду, было мало.

Задача у немецких палачей была уничтожать заключённых. Отношение немцев к советским военнопленным было крайне жестоким. В холодное время года заключённые не обеспечивались тёплой одеждой, а жилые помещения не отапливались. Питание не было рассчитано на поддержание жизни. В дефиците была даже питьевая вода, да ещё непосильная работа, которой загружались узники, а также истязательства лагерной охраны. Смертность была высокая. Многие не пережили и первую лагерную зиму 1941-1942 годов. Умерших хоронили в траншеях, вырытых на лагерном поле, а часть людей вывозили к форту №2 Гродненской царской крепости, где расстреливали. Туда же везли на расстрел многочисленных заложников из числа мирных граждан, арестованных борцов сопротивления и партизан. Тела убитых присыпали землёй в фортовых рвах.

Ещё одно свидетельство кровавого зверства фашистов. 9 июля 1942 года в лагерь прибыли два эсесовца, создавших так называемую «особую» комнату смерти. Туда помещали человек по 106, в основном раненых, политработников и «опасных людей». Ночью немецкие звери избивали, изощрённо истязали оставшихся без рук или ног, тяжело раненных солдат. Утром подъезжала машина с прицепом, грузили тела мёртвых и выживших, увозя на расстрел к форту №2 ко рвам. Более сильных бросали в лагерь.

Фашисты совершали очень много зверств против узников, их не перечислить. К осени 1942 года «Шталаг 324» прекратил своё существование, так как большинство военнопленных погибли, а новых поступлений не было. Да и немцы начали использовать пленных на принудительных работах в Германии, перевозя их в другие лагеря.

«Шталаг 324» был освобождён 16 июля 1944 года в ходе Белорусской наступательной операции «Багратион» 15 июля 1944 г. 3-й гвардейский кавалерийский корпус под командованием генерала Н.С.Осликовского при поддержке танков 198-го отдельного танкового полка ворвался в Гродно. Живых в лагере на тот момент было мало.

Со временем территория «Шталага 324» и бывших захоронений заросла лесом, забор с колючей проволокой обветшал и был убран. Сегодня там ведутся поисковые работы. Ежегодно открываются новые факты зверств. Фашисты изначально стремились скрыть от населения Гродно масштабы трагедии, а в дальнейшем, начиная с весны 1944 года в Фолюше и других местах захоронений военнопленных силами заключённых проводили работы по сокрытию кровавых следов преступлений. Убирали надмогильные холмы, эксгумировались и сжигались трупы. Часть жертв «Шталаг 324» была перезахоронена после освобождения региона от немецко-фашистских захватчиков в Принеманье и на Гродненском воинском кладбище.

До сих пор поисковики находят там медальоны советских воинов и многочисленные фрагменты обмундирования солдат РККА. Установлено уже более тысячи имён, но всё равно осталось немало белых пятен в истории фолюшинского лагеря.

Любому, кто потерял на войне своих родных, небезразлично, где они погибли, сражённые вражеской пулей или замученные в плену, где покоятся их тела. В память об узниках лагеря смерти, среди которых был и мой дедушка Михаил Семёнович, в Гродно установлены памятники. Первый обелиск был сооружён 16 февраля 1946 года из фанеры, окрашенной голубой и серой краской, с жестяной красной звездой. Он располагался в центре братских могил узников лагеря. В 1965 году рядом был возведён новый мемориал жертвам нацизма в непосредственной близости от массовых захоронений. За этой стелой находится стена с барельефным изображением скорбящей матери и воина с надписью «Люди, покуда сердца стучатся, помните!» Ежегодно 23 февраля, 9 мая, 22 июня и 16 июля (в день освобождения Гродно от захватчиков) здесь проходят массовые гражданско-патриотические мероприятия с участием представителей местной власти и общественности, трудовых коллективов и молодёжи, митинги и возложение цветов с участием ветеранов Великой Отечественной войны.

В 2009 году на месте братских могил лагеря был возведён памятный знак в виде глыбы из красного гранита, символизирующий память о героях и жертвах, с выбитыми именами, которые стали известны благодаря работе поисковиков. Несколько лет назад была найдена ещё одна братская могила. Возле неё воздвигнут камень-памятник из чёрного гранита. Отныне это святое место скорби и поклонения для ветеранов и жителей города на Немане, потомков погибших на полях сражений и в лагерях смерти, а также о тех воинах, кто умер от ран и болезней в мирное время.

Так не забудем ныне здравствующих ветеранов Великой Отечественной войны и сохраним в нашей памяти тех, кого уже нет с нами. Пока стучатся сердца, помните…

Раиса Демьяновна Слюсаренко,
ст.Вёшенская.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

24